ГБУК НАО "Ненецкая центральная библиотека имени А.И. Пичкова"  
17 | 11 | 2019
НБЦ им. А.И. Пичкова
Библиотеки-филиалы
Для читателя

spravka

 

g2019

logo2019

busgov

banner-133x133

Октябрьская встреча Клуба любителей литературы

26 октября заседание открылось литературным знакомством с писателем М.А. Чвановым, автором прозаических произведений о России, жизни в России и о россиянах. Также Михаил Чванов в своих рассказах и эссе много пишет о военных конфликтах в современном мире. В 2019 году автору исполнилось 75 лет.
5456564823452Далее заседание продолжилось обсуждением романа современного шведского писателя, блоггера Ф. Бакмана «Вторая жизнь Уве», по мотивам которого снят одноименный фильм.
Клубовцы приняли роман по-разному, кому-то он понравился и был созвучным собственным мыслям и переживаниям, а для кого-то стал просто описанием событий из жизни рядового шведа.
Очень подробный отзыв о произведении прислал С. Тарабукин, который находится в отъезде, но не теряет связи с Клубом. Его рассуждения заставили участников спорить о жизни Уве – главного героя – с позиций альтруизма и мизантропии. Если, уважаемый читатель, вам интересно чужое мнение, приводим текст отзыва полностью.
«Есть книги, в которых авторам я верю лишь до определённого момента. К примеру, книгу Яхиной «Зулейха открывает глаза», я бы закрыл на том месте, где автор на голубом глазу рассказывает, как 28 человек без еды, без дров перезимовали в яме, выкопанной за три дня. Всё дальнейшее повествование, я считаю, уже можно назвать «жизнью после жизни». По этой же причине я не стал бы читать и её книгу «Дети мои», потому что Гузель Яхина там опять наступает на те же грабли.
Но ведь с чем-то надо приходить на Клуб!
Поэтому пришлось осилить и «Вторую жизнь Уве». Скажу сразу: Бакману я тоже не верю. Потому что все попытки самоубийства Уве, он превращает в фарс. Понятно желание автора как-то изменить жизнь Уве и сделать его чуточку пушистым. И для этого он ничего лучшего не может придумать, как неудачные попытки суицида. Но нельзя так бездумно и легкомысленно заигрывать со смертью. Не секрет, что любая неудачная попытка самоубийства причиняет непоправимый вред психическому здоровью человека, а этих попыток в романе даже несколько. И, по моему мнению, они никак не могли изменить Уве в лучшую сторону.
Не верю я, чтобы основательный, всё делающий на совесть Уве, решив покончить счёты с жизнью, выбрал бы для этой цели гнилую верёвку. Да он эту верёвку ещё при покупке на продавце бы сначала испробовал!
Вспомните, как в «Крестьянине и тинейджере» Андрей Дмитриев из слюнтяя и маменькиного сыночка Геры психологически тонко и, я бы даже сказал, изящно, делает воина. Сначала он выливает ушат холодной воды на Геру, подсунув левого старика Татьяне, потом окончательно лишает его юношеских иллюзий, когда решив отогреться у семейного очага, выпить чаю из своей голубой чашки, Гера спешит домой и видит в окно, что дома без него тишь да гладь, а из его голубой чашки пьёт чай Вова – чужой человек в семье. И начинается вторая жизнь Геры.
Если Бакману, чтобы дать вторую жизнь Уве, непременно захотелось чего-то инфернального, то можно было, наверно, обойтись одним инцидентом с поножовщиной. С божией помощью и Парване (куда же без нее!) он выживает, и начинается его вторая жизнь. Что это за жизнь, вы все читали и знаете.
Но Бакман не выдумщик: он созерцатель, то есть, что видит, то и поёт. Сидит себе человек в укромном месте и наблюдает за происходящим вокруг. А там кипят страсти: все куда-то идут, едут, спешат, сталкиваются лбами, ругаются, плачут, смеются, и незаметно для себя оказываются втянутыми против своей воли в какую-то чёрную дыру, именуемую – Уве. Этот зануда, скопидом, человек с невыносимым характером, классический мизантроп в прошлой жизни, перерождается и становится альтруистом: всех любит, всем помогает, эдакий добрый дедушка Мороз, дед Мазай или «муж на час», модная нынче услуга. Вот только, наверно, многие читатели так и не узнают об этом, потому что закроют книгу раньше.
Я не хочу сказать, что Уве плохой человек: трудолюбивый, неравнодушный старый ворчун, который пытается жить по справедливости и учит людей поступать правильно. Вот только это неравнодушие и попытка приучить людей к порядку превращается у него в самодеятельность, которую никто всерьёз не воспринимает. Отсюда конфликты, постоянные разборки и. как следствие, озлобленность на весь мир.
Понадобилось несколько пародий не самоубийство, а потом и покушение на убийство, чтобы читатель, наконец-то, узнал: какое у этого, вечно чем-то недовольного старика, добрая душа и такое же доброе сердце.
Немаловажную роль в перерождении Уве сыграла Парване. По-моему, она ещё в гараже догадалась о его намерениях, потому что одного надолго больше не оставляла: всё находила причины занять его каким-то делом.
Бакман никого из персонажей не идеализирует, не оценивает их поступки, у него нет дискуссий о морали, нет слов о высоких материях. Весь роман (если это роман) построен на эпизодах: персонажи внезапно появляются и, после нескольких реплик, так же внезапно исчезают. Это даже не калейдоскоп: там хоть картинки красивые, яркие, а здесь всё как-то размыто, бледно, схематично. И всё же он - психолог: знает, на какие точки надавить, чтобы в конце читатель невольно прослезился, как от сентиментальной рождественской сказки.
Вот такой получился плутовской роман: автор где-то кидает меня с этим Уве. Зачем мне нужно было столько времени потратить на него? Что мне из того, что какой-то дятел превращается в курочку Рябу, несущую золотые яйца? Кто читал, тот знает, что я имею в виду.
Большая заслуга в популярности книги, конечно, переводчика. Не зная шведского языка, никто из нас не может сказать, насколько хорош перевод, но мне он напоминает диалог двух могильщиков из «Гамлета»:
- На какой почве сошёл с ума Гамлет?
- Да на нашей – датской.
Вот и в романе (пусть будет в романе) действие   как будто происходит вовсе не в какой-то Швеции, а у нас - «на нашей почве».
…– Хей, чувак! – приветливо машет он Уве.
…– А я слышу, кричат, чувак, дай, думаю, загляну, чё за ахтунг, – бодро кудахчет пончик, пожимая плечами. 
…– Ты чего это… заголяешься? Какого, понимаешь… – запинается Уве.
…– Клево! – восхищается Йимми.
– Кота задушишь, – говорит Уве.
– Отвянь, Уве, – отвечает Йимми.
   …– Хочешь, чтобы я взял котэ? Сорри, чувак, не прокатит. 
…- Какого хрена выёживаешься…
Уве, приходя из школы, «не пинал балду» и т. д.
Вот, пожалуй, этот молодёжный сленг и русские фразеологизмы, будто за руку, и довели меня до конца романа.
 
"Я отвечаю за то, что говорю, но не отвечаю за то, что вы слышите".  
           Оскар Уайльд.
 
Спасибо за внимание.
С. Тарабукин»
 
Но все же общим мнением стала уверенность в том, что такие люди как Уве будут в любое время и в любом обществе уважаемы и достойны любви.
На следующем заседании, которое состоится 30 ноября, вспомним русского писателя Л. Леонова, его повесть «Evgenia Ivanovna», встреча приурочена к 120-летию автора романа «Русский лес».
 
М. Беляева, руководитель Клуба

Pichkov

Как вы оцениваете работу библиотеки?

GB 1

PB9

e

kalen

 

2010-2019 © ГБУК НАО "Ненецкая центральная библиотека имени А.И. Пичкова" - 166000, г. Нарьян-Мар, ул. Победы, д.8. library@nenlib.ru  
Все права на материал, размещенный на данном сайте, принадлежат НЦБ им. А.И. Пичкова.